01:16 

Три маленьких перевода ко дню рождения Клауса

Инна ЛМ
Все люди такие разные, один я одинаковый.
Название: Счастливые возвращения
Автор и название оригинала: TelWoman, «Happy Returns»; archiveofourown.org/works/6808714?view_adult=tr... ; разрешение на перевод не запрашивалось.
Перевод: Инна ЛМ
Пейринг и персонажи: Клаус Хайнц фон дем Эбербах/Дориан Ред Глория (Эроика), агент А.
Рейтинг: PG-13
Жанр: Повседневность, флафф, романс
Категория: Слэш
Размер: Мини, 1126 слов в оригинале
Краткое содержание: Дни накануне дня рождения майора признавались периодом особой бдительности, когда агенты держались начеку, чтобы перехитрить щедрость Эроики, и, что самое главное, оберечь спокойствие майора (аннотация от автора).
Примечание от автора: Мы не можем точно определить, когда происходит эта история, за исключением того, что Эроика вот уже несколько лет посылает Клаусу подарки и что это происходит до распада Советского Союза, потому что Дориан упоминает о КГБ.
Примечание от переводчика: В оригинале название фанфика обыгрывает формулировку поздравления с днем рождения: «Many happy returns of the day» – дословно «Многих счастливых возвращений этого дня».
Размещение: С моего разрешения


Четырнадцатое мая… агент А нервничал.
Майор фон дем Эбербах отсутствовал – он находился на конференции Военного комитета НАТО, куда его пригласили провести брифинг по методологии разведывательной деятельности. Ожидалось, что он вернется где-то после шестнадцати ноль-ноль на следующий день, и, естественно, агент А в его отсутствие был исполняющим обязанности начальника команды алфавитов.
Агент А рассчитывал, что майор вернется вовремя, целый и невредимый, и, несомненно, в отвратительном настроении, потому что он терпеть не мог растрачивать время на разговоры о разведке и безопасности вместо того, чтобы по-настоящему заниматься этой работой. Герр А также знал, что завтра будет день рождения майора. А это означало, что в ближайшие двадцать четыре часа Эроика, вероятно, как-нибудь да заявит о себе – либо собственной персоной, либо в виде тщательно подготовленного подарка или сообщения.
Этот вор Эроика сам себя сделал величайшим источником раздражения для майора фон дем Эбербаха – давно, еще на заре их знакомства. Неважно, насколько энергично майор протестовал – Эроика признавался ему в своей любви и преданности при каждом удобном случае. Каждый год, начиная с… когда же? Где-то с начала восьмидесятых? Да, каждый год он присылал майору подарки на день рождения: дорогие запонки, марочные вина, редкие старинные книги по военной истории, цветы, приглашения на обед в роскошные рестораны. Щедрость Эроики казалась безграничной.
Не все эти нежеланные подношения доставлялись к ним в офис. Бывали годы, когда подарки приходили в Шлосс Эбербах или в квартиру майора в Бонне, но агенты всегда слышали о них. Майор был очень откровенен и громогласен, отвергая дары Эроики. Все они до единого были отосланы назад, или выброшены, или (когда Эроика вручал их самолично) всунуты обратно в руки дарителю вместе с советом майора касательно того, что Эроика может с ними сделать.
Дни накануне дня рождения майора признавались периодом особой бдительности, когда агенты держались начеку, чтобы перехитрить щедрость Эроики, и, что самое главное, оберечь спокойствие майора.
Агент А отвел в сторонку агентов G и Z после того, как они возвратились с перерыва на ланч. Агент G был занят отслеживанием почты майора и адресованных ему телефонных звонков, пока тот в отъезде, а агент Z уже провел специальное изучение списков пассажиров и людей, забронировавших номера в отелях за последние десять дней. Нигде пока что не обнаружилось ничего примечательного.
- Как вы думаете, возможно ли, что в этом году Эроика не собирается ничего устроить? – спросил агент G, задумчиво пожевав изящно накрашенную нижнюю губу. – В прошлом майор всегда реагировал так плохо; может быть, Эроика наконец-то сдался.
Агент Z выглядел сомневающимся.
- До сих пор он не позволял себя отпугнуть реакцией майора; не думаю, что есть причины предполагать, будто теперь он вдруг отступит.
Вздохнув, агент А сказал:
- Я склонен согласиться с агентом Z. И впереди еще тридцать четыре часа. Ладно, продолжаем наблюдение, и при первом же признаке беды…
- Мы тебя известим.

* * *

Пятнадцатого мая, ровно в шестнадцать ноль-ноль, майор Клаус Хайнц фон дем Эбербах распахнул дверь офиса и прошел широкими шагами мимо своих двадцати шести агентов, которые все как один склонились над своими письменными столами, всячески изображая, что очень заняты работой.
- Агент А! В мой кабинет! Живо!
Агент А поспешил за своим командующим офицером и закрыл за собой дверь его кабинета. Майор, усевшись за свой стол, показал жестом своему заместителю, чтобы тот тоже сел.
- Есть о чем доложить, агент А?
- Нет, сэр. Дела идут как обычно, сэр.
- Запросы сверху?
- Нет, сэр.
- Сообщения о какой-нибудь нестандартной активности?
- Нет, сэр.
- Никакой нестандартной активности любого сорта?
Агент А истолковал это как означающее «активности, включающей Эроику». Он решительно покачал головой.
- Нет, сэр. Никаких посылок или звонков; совершенно ничего необычного.
Майор фон дем Эбербах окинул агента А холодным взглядом.
- Может быть, вы позаботились о том, чтобы проверить это через источник взаимного обмена разведданными?
Агент А сглотнул. Он знал, что майор терпит его дружбу с Бонхэмом, потому что она иногда бывает полезной для дела. И все равно он никогда не мог сказать, как майор отреагирует на известие, что его заместитель вступал в контакт с человеком, бывшим правой рукой Эроики.
- Да, сэр, я так и поступил; но Бон… э-э, мой источник взаимного обмена разведданными оказался не в состоянии обеспечить меня никакой информацией.
У майора сузились глаза.
- Не в состоянии? Или не захотел?
Маленькая морщинка прочертила лоб агента А.
- Честно говоря, сэр, я не уверен… но ничего нестандартного не было. Пока что.
- Хмф. Ну что ж, агент А, я рассчитываю, что вы проявите бдительность и, если что-нибудь случится, справитесь с ситуацией. Что касается меня, то я отправляюсь домой добрать тот сон, который недополучил из-за этой гребаной конференции, а на завтрашний день планирую взять отпуск. Я вернусь в офис через два дня. На этом всё.
Снова сидя за своим столом, наблюдая за дверью общего офиса, закрывшейся за майором, и слушая, как его шаги удаляются по коридору, агент А строил догадки по поводу того, что ему недавно сообщили. Майор, отправляющийся домой пораньше, чтобы добрать недостающий сон? Майор, берущий день отпуска? Он никогда не сталкивался с тем, чтобы его командующий офицер делал одну из этих вещей – за все те годы, что он пробыл алфавитом.

* * *

Майор прошел через парадную дверь Шлосс Эбербах.
- Добро пожаловать домой, хозяин Клаус, - почтительно пробормотал дворецкий. – Ваш гость уже прибыл. Он предпочел… кхм, рано отойти ко сну.
- Очень хорошо. Не нужно готовить ужин, герр Хинкель. Я не думаю, что нам что-либо понадобится.
Майор поднялся по лестнице, шагая через две ступеньки, и направился к своей спальне.
Его гость и правда прибыл и ждал его, обнаженный, в его собственной постели.
- Клаус, дорогой, ты не торопишься! – Видение из светлых кудрей и гладкой бледной кожи протянуло к нему длинные руки.
Их поцелуй был полон страсти – и успокаивающе давней близости.
Опустившись на край кровати, Клаус снял пиджак и галстук и, швырнув их на соседнее кресло, стянул с себя ботинки.
- Мне пришлось принять рапорт от агента А. Они все ожидали какой-нибудь из твоих дурацких выходок. Агент А выглядел так, словно ступает по яичным скорлупкам, не зная, быть ли счастливым от того, что ничего не произошло, или тревожиться, что что-то происходило, а он этого не заметил.
- Ты и впрямь запугал этих бедных мальчиков, знаешь ли, Клаус. Они больше боятся тебя, чем самого КГБ.
- Вот и славно.
Брюки, рубашка и нижнее белье Клауса присоединились к его пиджаку и галстуку, и он скользнул в постель. Теплые руки обвились вокруг него.
- Так, значит, они все еще ни о чем не подозревают? – Этот вопрос сопровождало прикосновение теплых губ.
- Что между нами кое-что изменилось? Нет. Агент А пытался получить информацию от Бонхэма, но, очевидно, не сумел ничего добиться.
Длинные искусные пальцы невесомо пропутешествовали вдоль спины Клауса.
- Бонхэм нас не выдаст. Даже агенту А.
Клаус зловеще улыбнулся.
- Лучше ему этого не делать.
Дориан притянул своего любовника поближе к себе.
- Итак, что мы отпразднуем сначала, дорогой мой? Твой день рождения? Или нашу годовщину?
- Неважно, - проворчал Клаус. - Мы отпразднуем оба этих события, одно за другим. А в каком порядке, не имеет значения.


Название: Несомненно
Автор и название оригинала: rsadelle, «Undoubtedly» archiveofourown.org/works/10081373 ; разрешение на перевод не запрашивалось.
Перевод: Инна ЛМ
Пейринг и персонажи: Клаус Хайнц фон дем Эбербах, отец Клауса, Дориан Ред Глория (Эроика).
Рейтинг: PG-13
Жанр: Повседневность, односторонний UST, family (взаимоотношения между членами семьи).
Категория: Слэш, джен
Размер: Мини, 1286 слов в оригинале
Краткое содержание: Отец Клауса узнаёт о его личной жизни – вернее, о том, что выглядит таковой (аннотация от переводчика).
Размещение: С моего разрешения


- Клаус.
Клаус с опаской обернулся на этот голос. Его рука лежала на пояснице у Эроики, и они стояли очень близко друг к другу; невозможно было ошибиться в том, кем они притворяются.
- Сэр.
Отец Клауса обратил на Эроику острый взгляд. Взаимного представления было не избежать.
- Отец, это граф Глория. Дориан, это лорд Эбербах.
Эроика был как минимум легко приспосабливающимся человеком, и он не выказал никаких признаков удивления, когда произнес:
- Очень рад встретиться с вами, сэр.
- Вы пообедаете со мной, - сказал отец Клауса.
- Да, сэр, - ответил Клаус за них обоих. Выбирать не приходилось. Позднее ему надо будет объяснить – если отец тогда вообще станет его слушать – что это делалось для задания.
Они все вместе отправились в столовую и сели за стол, рассчитанный на четырех человек. Клаус и Эроика расположились по одну его сторону, отец Клауса – по другую, рядом с пустующим стулом.
- Клаус до сих пор о вас не упоминал, - сказал отец Клауса Эроике.
- Он очень замкнутый человек, - ответил Эроика.
Отец Клауса продолжал игнорировать сына и обращался только к Эроике.
- Как давно вы знаете Клауса?
Эроика быстро покосился на Клауса, прежде чем ответить:
- Двадцать пять лет.
Отец Клауса метнул пронзительный взгляд на сына. Клаус отпил глоток вина.
- Хмф, - сказал отец Клауса. – Ты мог бы и упомянуть об этом. – Он вновь перенес свое внимание на Эроику. – Вы англичанин?
- О, да. – Эроика принялся накручивать волосы себе на палец. – Один из этих аристократов-дилетантов, знаете ли. Меня в особенности интересует искусство. Ваша семья владеет кое-какими очаровательными вещами.
Клаус фыркнул, и, когда они посмотрели на него, проговорил:
- Ты его не получишь.
Эроика драматически вздохнул.
- «Мужчина в пурпурном» прямо-таки потрясающий. Клаус постоянно отказывает мне в удовольствии насладиться этой картиной. Вам она известна?
Эроика занимал отца Клауса светской болтовней в течение всего обеда, а, значит, Клаусу оставалось только терпеть и слушать их.
- Дориан, - попросил отец Клауса под конец трапезы, - не позволите ли вы мне теперь побеседовать с моим сыном наедине?
Эроика посмотрел на Клауса, который жестом показал ему, что согласен. Избежать этого не удалось бы. Раз они находились на публике, то отец вряд ли будет кричать на него, но это не означало, что он не сможет выразить свое неодобрение. Эта квартира была записана на имя Клауса, и его заработок в НАТО был отделен от семейных денег. Он потеряет Шлосс. Он не будет наследником. Отец и дворецкий перестанут давить на него насчет того, чтобы он остепенился и нашел себе женщину. Это будет унизительно, но он переживет.
- Конечно, - ответил Эроика. Он коротко дотронулся до плеча Клауса, вставая. – Мне было очень приятно встретиться с вами.
- И мне тоже, - отозвался отец Клауса. Он больше ничего не сказал до тех пор, пока Эроика не вышел из комнаты. Клаусу хотелось бы, чтобы у него была сигарета – чтобы было чем заняться. Никотиновые пластыри не могли ее заменить. Он собрался с духом в предчувствии того, что отец сейчас скажет.
- Я безмерно любил твою мать.
Это ни в малейшей степени не походило на то, что Клаус предполагал услышать от отца.
- Мой отец не одобрял… нет, не ее, - продолжил отец. – Он считал, что это неподобающе – то, как сильно я любил ее. – Он вздохнул. - Я уже потерял надежду на то, что ты сможешь хоть когда-нибудь узнать, каково это.
Если бы Клаус сейчас курил, то он выронил бы сигарету.
- Двадцать пять лет – очень долгий срок. Многие вещи так сильно изменились. - Отец снова вздохнул. – Дориан кажется неплохим человеком.
Клаусу необходимо было что-то ответить на это; отец смотрел на него выжидательно.
- Он очень преданный.
- Ты должен это ценить, - сказал отец. – Я бы хотел получше узнать его. Привези его в Швейцарию с визитом.
- Да, сэр, - откликнулся Клаус, потому что сознавал, что это приказ, и не мог позволить тем, кто сейчас подслушивал их, понять, что это все не по-настоящему. У него не было никакого намерения навещать отца в Швейцарии.
- Хорошо, хорошо, - проговорил отец. Он улыбнулся Клаусу так, словно гордился им. – Я рад, что встретился с ним. Спокойной ночи.
Клаус поднялся.
- Спокойной ночи, сэр. – После того, как отец покинул столовую, он снова сел и еще долго ждал, прежде чем уйти в спальню, которую делил с Эроикой.
Эроика вскинул на него глаза, когда он вошел, и встал, как будто собирался сделать что-то.
Клаус поднял руку, останавливая то, что бы там Эроика ни вознамерился сделать, подошел к дивану и сел на него. Никотиновые пластыри вместо сигарет и правда могли быть худшей частью этого задания, даже хуже, чем это притворство на пару с Эроикой.
Эроика постоял в нерешительности, а затем подошел и уселся рядом с Клаусом.
- Майор? Как это было – совсем ужасно?
Клаус уставился прямо перед собой.
- Он это одобряет.
- Одобряет? – Голос Эроики звучал удивленно.
- Да. Он хочет, чтобы мы навестили его в Швейцарии.
- Ну что ж, - сказал Эроика через минуту, - это всегда потрясение, когда каминг-аут проходит не так, как вы ожидали.
- Я не ожидал, - резко возразил Клаус. Не так резко, как намеревался. И законченным предложением это тоже не было.
- В самом деле? – мягко проговорил Эроика. Когда Клаус не ответил, он продолжил:
- Обычно, разумеется, сюрпризом становится то, что родители, которые без проблем воспринимают геев в целом, ведут себя иначе, когда речь заходит конкретно об их сыне.
Клаус повернулся и взглянул на Эроику.
- Откуда ты это знаешь?
- Дорогой мой, я пятидесятидвухлетний гей с огромным количеством друзей-геев. Я уже слышал обо всех разновидностях реакций на каминг-аут.
Клаус отвел взгляд.
- Эта была из благоприятных.
- Да, в общем и целом, - согласился Эроика. – Хотя я знал одного человека, которого такая реакция огорчила. Он думал, что обязан каким-то образом пострадать за то, чем занимается, и рассчитывал, что неодобрение родителей ему это обеспечит.
Это было как раз такой чепухой, которой Клаус мог ожидать от одного из друзей Эроики.
- И что случилось?
Эроика вздохнул.
- Он начал употреблять наркотики. Через несколько лет умер от передозировки.
Клаус посмотрел на Эроику – тот сидел с отсутствующим выражением на лице.
- Он был одним из твоих?.. – Он не был уверен, как их следует называть.
- Любовников? Нет, просто приятелем. – Эроика на очень долгий миг встретился взглядом с Клаусом. Потом он сказал:
- Знаешь, у меня перебывало не слишком много любовников.
Клаус сурово посмотрел на него, сомневаясь, стоит ли верить этим словам.
- Мой первый опыт был не из тех, которые я мечтал бы повторить, - продолжил Эроика. – Видишь ли, я довольно романтичен, так что добивался только тех мужчин, с которыми, как я полагал, у меня может быть настоящая любовь. – Он издал драматичный вздох. – А потом, само собой, я влюбился в тебя.
Они были знакомы друг с другом уже двадцать пять лет. Почти половину своих жизней.
- За это время у меня были еще один или двое. – Эроика улыбнулся ему, чуть печально. – Я пытался не любить тебя.
Клаус встретился с ним глазами, и они сидели так в тяжелом молчании долгие секунды, пока Клаус не отвел взгляд и не встал. Взяв свою пижаму, он ушел в ванную и приготовился ко сну.
Он все еще не спал, когда Эроика присоединился к нему – на том, что реклама расхваливала как просторную кровать, но она была какой угодно, только не такой для них двоих, вынужденных разделять ее. Эроика сдался на требования Клауса и носил пижамы, но все они были тоненькими шелковыми штуковинами, оставлявшими очень мало на волю воображения.
- Ты действительно влюблен в меня уже двадцать пять лет? – спросил Клаус после того, как Эроика устроился в постели и они просто лежали там бок о бок в темноте.
- Да.
Клаус закрыл глаза, чтобы больше не видеть периферическим зрением яркую массу волос Эроики.
- Ты болван.
- Несомненно, это так.
Клаус беззвучно проговорил «У Мэри был ягненок» и прислушивался к дыханию Эроики, пока не уснул.


Название: Задача невыполнима
Автор и название оригинала: Amity33, «Mission Impossible» archiveofourown.org/works/10895238 ; разрешение на перевод не запрашивалось.
Перевод: Инна ЛМ
Пейринг и персонажи: ОЖП, Дориан Ред Глория (Эроика), упоминается Клаус Хайнц фон дем Эбербах.
Рейтинг: G
Жанр: Повседневность, романс
Категория: Джен, закадровый слэш
Размер: Драббл, 836 слов в оригинале
Краткое содержание: Насколько сложно организовать празднование дня рождения? Иногда очень сложно… Написано на задание к 15 мая «День рождения Клауса» на сайте Imzy (аннотация от автора).
Размещение: С моего разрешения.


- Я не понимаю, - проговорил с явным раздражением высокий и аристократичный, хотя и несколько гомосексуальный мужчина. – Ваша фирма по организации мероприятий считается лучшей в Лондоне, а некоторые сказали бы, что и в Британии. Моя заявка была, осмелюсь сказать, весьма простой: я поручил вам устроить празднование дня рождения для одного очень особенного человека… ну, особенного для меня, во всяком случае. Я всего лишь попросил чего-нибудь романтичного и со вкусом. Деньги – не вопрос. Почему вы вдруг говорите, что этого нельзя сделать?
Молодая женщина-консультант одарила его многострадальным взглядом. Она была хорошим, очень хорошим специалистом в своей области, и обычно ее не смущали трудные заказчики и их иррациональные требования, нисколько – но иногда бывали дни, такие, как сегодняшний, когда она чувствовала, что ей платят недостаточно.
- Лорд Глория, это правда, что мы – лучшие в Британии организаторы мероприятий, и ваша заявка действительно кажется весьма простой – на первый взгляд, но… условия, которые вы нам поставили!..
- А что насчет моих условий? - резко спросил лорд Глория.
Молодая женщина взяла со своего стола распечатанный на принтере лист бумаги и начала перечислять:
- Вы попросили, чтобы для этого праздника мы не использовали цветы и вообще никакие украшения, любых разновидностей…
- Он считает украшения фривольными.
- …Что не должно быть никаких сладостей, даже именинного торта…
- Он терпеть не может сладости.
- …Что не следует вручать никаких подарков…
- Он несколько подозрительно относится к пакетам в подарочной упаковке и, что еще важнее, не слишком любит подарки.
- …Что список исполняемых песен должен состоять исключительно из военных маршей…
- Это единственная музыка, которая ему нравится.
- …И что среди обслуживающего персонала не должно быть женщин. – Она изогнула бровь. – Я так понимаю, что ваш особенный человек и женщин тоже недолюбливает?
- Нет, это мое личное пожелание. – Лорд Глория нетерпеливо побарабанил пальцами по столу. – Ну так и что, барышня?
Консультант развела руками в беспомощном жесте.
- Разве это не очевидно, ваша светлость? Ваша заявка неосуществима! Единственный пункт из этого списка, который мы можем выполнить, это… - Она еще раз быстро проглядела документ у себя в руке. - …Это жареный картофель в меню! Как, скажите на милость, мы можем устроить романтическое празднование дня рождения без цветов, без подарков, даже без именинного торта? А, кроме того, если этот ваш особенный человек настолько… необычный, тогда зачем мы вообще вам понадобились? Все, что вам нужно – это заказать какую-нибудь еду на вынос, запустить военный марш на стереопроигрывателе, и вы будете полностью готовы отметить его день рождения!
Лорд Глория ошарашенно посмотрел на нее, а потом глаза у него так и загорелись.
- Знаете ли, я полагаю, что вы правы, - сказал он так, словно на него только что снизошло озарение. – Я немного склонен к экстравагантности, но иногда самые простые вещи оказываются самыми лучшими. Да-да, чтобы воздействие получилось посильнее, я также могу добавить… нет, возможно, не танк, с ним я пока что не чувствую готовности расстаться, но, может быть, славную маленькую боевую машину пехоты с пулеметом… да, я думаю, это отлично подойдет… Мне обязательно надо будет попросить Бонхэма и Джонса поискать на распродажах излишков военного имущества… - Он внезапно вынырнул из своей задумчивости, когда заметил, что молодая женщина уставилась на него широко раскрытыми глазами, явно гадая, не слетел ли он малость с катушек, и ободряюще улыбнулся ей. – На этом всё, моя дорогая, - сказал он учтиво, - безусловно, вы мне очень помогли. Отправьте счет за услуги консультанта моему бухгалтеру; он слегка прижимист, но я прослежу за тем, чтобы вы получили полную оплату.
Он вежливо распрощался и ушел, продолжая бормотать какие-то малопонятные вещи про бронеавтомобили, оружие и прочее военное снаряжение, между тем как консультант ошеломленно глазела ему вслед. Стоит тебе подумать, что ты уже слышала на этой работе все что можно, и тут…
Через несколько минут после его ухода дверь вновь открылась и еще одна сотрудница просунула внутрь голову.
- Я так поняла, что мы не будем организовывать праздник для лорда Глория? – спросила она. – Что ж, ты едва ли в этом виновата, милая – вещи, которые он просил, они просто…
- Невыполнимы, я знаю, - вздохнула женщина-консультант. – Правда, он заплатит нам за консультацию.
Она секунду-другую невидяще смотрела на противоположную стену, а потом проворчала, точно обращаясь к себе самой:
- Интересно, на что похож этот его особенный человек… лорд Глория сказал, что хочет подарить ему на день рождения танк или что-то в этом духе.
- Ого, это… необычно, - заметила ее коллега. – Может быть, он какой-нибудь фанат, помешанный на армии? Но кем бы он ни был, лучше ему быть благодарным… Лорд Глория такой шикарный, и он согласен из кожи вон вылезти, только чтобы отпраздновать этот день рождения… наверняка лорд Глория очень его любит. Я и правда надеюсь, что тот человек должным образом отблагодарит его за танк или что он там получит в подарок.
- И не говори, девочка, - согласилась женщина-консультант. – Не так-то часто встречаешь в наше время таких заботливых и внимательных мужчин; очень жаль, что лорд Глория играет за другую команду и женщинам нечего на него рассчитывать.
Они вздохнули в унисон, и консультант прибавила:
- Что ж, одна вещь не вызывает сомнений: у того парня будет действительно особенный день рождения в этом году.

@темы: Агент A, Дориан Ред Глориа (Эроика), Клаус Хайнц фон дем Эбербах, мероприятия, отец Клауса, фанфикшн, язык: английский, язык: русский

Комментарии
2017-05-15 в 09:23 

Tomoe-chan
Нота чистого разума в ворохе птичьих перьев (с)
Счастливые возвращения
какой замечательный и теплый перевод ! :inlove: То что нужно этим промозглым пасмурным утром ))):kiss:

2017-05-15 в 20:31 

Инна ЛМ
Все люди такие разные, один я одинаковый.
Tomoe-chan,
спасибо! :goodgirl: Приятно, что мой перевод улучшил день, испорченный плохой погодой. У нас-то в Москве как раз установилась ясная и теплая погода, наконец-то...

2017-05-18 в 18:54 

Кошка Хаула
Спасибо за перевод, все три тексты чудесные :white:
Счастливые возвращения
Майор, отправляющийся домой пораньше, чтобы добрать недостающий сон? Майор, берущий день отпуска? Он никогда не сталкивался с тем, чтобы его командующий офицер делал одну из этих вещей – за все те годы, что он пробыл алфавитом. ИМХО, майор сам сделал все чтобы агенты догадались :lol:
Задача невыполнима
- Разве это не очевидно, ваша светлость? Ваша заявка неосуществима!
Полагаю, Клаус бы счел, что сотрудники этого заведения крайне не компетентны, либо просто работать не хотят. Заказчик выдал четкое техзадание, хотел не так уж много...
Интересно, оплатит ли Джеймс эту консультацию)
Несомненно
Пожалуй, из всех трех, этот мне понравился больше всего) Интересная история, очень мило :)

2017-05-18 в 19:52 

Инна ЛМ
Все люди такие разные, один я одинаковый.
Кошка Хаула,
пожалуйста!:goodgirl:

майор сам сделал все чтобы агенты догадались :lol:
Железный Клаус еще никогда не был так близок к провалу.))
Кстати, а вот интересно: те подарки от Дориана, которые Клаус прилюдно отвергал с таким демонстративным возмущением - какова была их дальнейшая судьба? Он принимал их - потом, когда оставался наедине с Дорианом? Тем более что перечисленные подарки - все такие, которые предназначены для домашнего употребления, так что никто из коллег и подчиненных не заметит, что он их принял. Разве что запонки... но по канону у меня осталось впечатление, что все рубашки, которые он надевает на работу и на задания - с манжетами на пуговицах. Так что запонки тоже остались бы незамеченными.

Клаус бы счел, что сотрудники этого заведения крайне не компетентны, либо просто работать не хотят.
Да они честно пытаются, но задачу-то ведь им поставили - организовать романтический праздник! А перечисленных Дорианом условий для такого праздника и впрямь маловато - для романтичности в ее общепринятом понимании.))

Пожалуй, из всех трех, этот мне понравился больше всего) Интересная история, очень мило :)
Еще один вариант того, как отец Клауса отреагировал бы на его любовную связь с Дорианом. И хотя реакция благоприятная, но Эбербаха-старшего мне здесь очень жалко, потому что всё то, что он узнал о сыне и что его так обрадовало - ненастоящее... Правда, он, как человек военный, думаю, отнесется с пониманием, когда Клаус позднее объяснит ему, для чего так себя вел. Служебное задание - это святое!

2017-05-18 в 20:02 

Да они честно пытаются, но задачу-то ведь им поставили - организовать романтический праздник!
Люди просто не хотели денег, или не сочли нужным утруждаться. Какая им разница, что именно клиент считает романтикой? Если платит деньги, пусть считает романтикой что хочет, задачу же им ставили не просто устроить романтический праздник, а подробно описали, что хотят получить. Почему клиент не может или не хочет это сам организовать не их проблемы)
но Эбербаха-старшего мне здесь очень жалко, потому что всё то, что он узнал о сыне и что его так обрадовало - ненастоящее...
Нехороший мальчик, расстроил родителя...
когда Клаус позднее объяснит ему, для чего так себя вел Что-то мне кажется, не рискнет он что-то рассказывать, его отец уже не молод, точно расстроиться. Скорее уж и правда привезет Эроику в Швейцарию.

URL
2017-05-18 в 20:02 

Кошка Хаула
Ой, это я была) В смысле коммент выше мой)

   

Eroica

главная